О козлах отпущения и не только.



15 октября я побывал на встрече рабочей группы актива Алексеевского района, созданной при участи Префекта СВАО Виноградова, с представителями исполнительной власти города Москвы, которая проходила в Управе района. Мне захотелось, так сказать, лично убедиться в том, что созданный орган действительно рабочий, а не очередная бутафория для галочки, и послушать о чем говорят люди. Как оказалось на встречу пришли жители, которым и правда не безразлична дальнейшая судьба дома, района, города, страны, за что им большое спасибо. Ведь в наше непростое время, когда во главу угла поставлены деньги, патриотов, готовых безвозмездно заниматься общественно полезной деятельностью, становиться все меньше и меньше.

Перейду к моим впечатлениям о встрече. Начало собрания было не интересным, уж все как- то выглядело чинно, благородно. Председательствующий, человек из префектуры, монотонным голосом говорил о проблемах поднятых ранее и о том, что можно сделать для их минимизации, замечу не об их устранении. Тут тебе и пересмотр времени движения 714 автобуса, установка дополнительных знаков, светофоров и т.п. Жителей прорвало только тогда, когда беседа перешла на более злободневную тему, на появившиеся с 10 октября как у нас в районе, так и во всем округе точечные платные парковки. Хочется напомнить, что они появились вопреки уверениям Мэра и Префекта о том, что этот вопрос сперва будет обсуждаться с жителями и местными депутатами, а уже потом воплощаться в жизнь. Но получилось как всегда наоборот, сработала система, изобретенная чиновниками по добровольно-принудительному внедрению их решений в массы, когда говорят одно, делают другое, а козлами отпущения выставляют третьих лиц.

Кстати, в последнее время в роли козлов отпущения все чаще пытаются выставить муниципальных депутатов. Вот и на данном собрании в диалогах между жителями и представителями исполнительной власти нет-нет, да и проскакивали негативные высказывания в адрес народных избранников. Людям не прямо, но намекали, что платные парковки без разрешения собрания депутатов в районе невозможны, вся ответственность теперь лежит на них (депутатах), а власти города все белые и пушистые. На вопрос: «а было ли такое решение?», просто разводили руками, дескать, спрашивайте у своих избранников.

Началом всего это безобразие, когда из депутатов стали делать крайних, по моему мнению, послужило принятия в 2012 году Закона города Москвы «О наделении органов местного самоуправления муниципальных округов в городе Москве отдельными полномочиями города Москвы» за номером 39. Где за депутатами закрепили новые, с первого взгляда значительные, права и обязанности.
Такие как: право выносить недоверие Главам Управ, согласовывать списки дворовых территорий на благоустройство, списки многоквартирных домов подлежащих капитальному ремонту полностью за счет средств бюджета города Москвы, участвовать в работе комиссий, осуществляющих открытие работ и приемку выполненных работ, согласовывать проекты градостроительного плана земельных участка для размещения объектов капитального строительства общей площадью до 1500 кв. метров, согласовывать перевод жилого помещения в нежилое в многоквартирном жилом доме и т.д. Как выяснилось дальше, все перечисленное оказалось просто формальностью, как таковых рычагов власти не дали, дали только возможность давать советы (отсюда, наверное, и новое название «Совет депутатов») и все. Поясню.

Первый раз меня натолкнуло на подобные мысли в начале 2013 года. Когда после проходившей в гостинице «Космос» встречи актива с Префектом СВАО, на которой в том числе выступала депутат МГД Портнова, затронувшая в своей речи принятый закон (из ее слов следовало, что местные депутаты теперь наделены такими полномочиями, которые даже депутатам Мосгордумы и не снились), ко мне подошла группа жителей из дома 2/1 по ул. Павла Корчагина с просьбой помочь внести их дом в адресный список на выборочный капитальный ремонт. Как оказалось, по этому вопросу они уже были на приеме у Портновой, в Префектуре, в Управе, и везде им рекомендовали обратиться к местным депутатам.

И начались наши совместные мытарства, в ходе которых выяснилось, что внести дом в этот адресный список не так просто, даже имея на руках все необходимые документы и заключения. Система, несмотря на принятия закона, продолжала работать по той же схеме, просто теперь, чисто формально требовалось еще и решение собрания депутатов. Список домов, как я понял, спускался сверху, верные своему делу депутаты его утверждали, и все, кроме жителей аварийных домов были довольны. Можно и местные власти понять, бюджет на капремонт с каждым годом урезали, список домов рос, и чем вкладывать все деньги в один аварийный дом, лучше на ту же сумму подлатать десять, да и для отчетности самое то, сами подумайте – отрапортовать об одном доме или о десяти – есть разница. Вот и старались наши чиновники самые проблемные дома в этот список не включать.

Но мы добились своего, спасибо жителям за их упорство и труд, дом в список включили, но что из этого получилось, это уже совсем другая история, скажу только, что до сих пор она не закончена. То же происходило и с домом 8 по ул. Маломосковская, где требовался ремонт канализации, городские власти упирались несколько лет, но вносить дом в список не хотели. Додавили, но сколько еще таких домов осталось в районе и не сосчитать. Представляете, какими словами люди характеризовали нас, муниципальных депутатов, которые, по словам чиновников, не хотели вносить аварийные дома в адресный список на капитальный ремонт.

А это только один из примеров, когда городские власти прятались за нашими спинами и таких можно найти еще много. Давайте рассмотрим, как на депутатах сказалось принятия пункта 8 статьи 1 этого закона, который закрепил за ними право давать «добро» по переводу жилого помещения в нежилое. Где бы узнать, сколько после принятия этого пункта, а он вносился в закон отдельно в 2013 году, в Москве на первых этажах жилых многоквартирных домов появилось различных магазинчиков и учреждений с отдельными входами и выходами.

Как вы думаете, кого в глазах жителей сделали виновниками? Правильно – Муниципальных депутатов. Об этом я могу судить по истории, которая произошла и у нас в районе, о чем я уже писал раньше. Вкратце: ко мне обратились жители дома 17 по ул. Бориса Галушкина, с просьбой разобраться с законностью проводимых капитальных работ со сносом несущих конструкций в одной из квартир на первом этаже. Как выяснилась, данную квартиру новый владелец начал переоборудовать в аптечный магазин с отдельным входом, для чего даже был пробит в наружной стене дома дверной проем. А дом-то не простой, такие дома в Москве можно по пальцам пересчитать, сталинский «Красный дом» с белой лепниной. И главное, что решение о переводе помещения из жилого в нежилое было принято без депутатов.

Оказывается, в законе изначально уже предусмотрели, как можно обойти некоторые нюансы, связанные с капризными депутатами, есть там такой пункт 13 статьи 4, где сказано, что если в течение установленных сроков решения советов депутатов не были приняты, представленные на согласование проекты считаются согласованными. Вот и все. По злому умыслы или нет, для перевода данного помещения из жилого в нежилое соответствующими учреждениями не был предоставлен полный пакет документов, и поэтому оно не выносилось на совет депутатов, а соответственно перевод состоялся автоматически.

Как вы думаете «кто в этой истории опять оказался крайний, и кого стали винить жители?» Правильно — Муниципальных депутатов. Теперь свалилась новая напасть – платные парковки, и опять, как мы видим, всю вину пытаются перекинуть на нас, депутатов. Теперь я понимаю, почему Мэр стал платить депутатам небольшую денежную компенсацию, кому на сладкое, а самым небезразличным на лекарство. По себе сужу, не очень приятно слышать, что о нас жители говорят и куда посылают.

С уважением, депутат Совета депутатов муниципального округа Алексеевский Малкин Д.В.

P.S. Козел отпущения
В заповеднике, вот в каком забыл,
Жил да был козел, роги длинные,
Хоть с волками жил — не по-волчьи выл,
Блеял песенки, все козлиные.
И пощипывал он травку, и нагуливал бока,
Не услышать от него худого слова.
Толку было с него, правда, как с козла молока,
Но вреда, однако, тоже никакого.
Он жил на выпасе, возле озерка,
Не вторгаясь в чужие владения.
Но заметили скромного козлика
И избрали в козлы отпущения.

Например, медведь, баламут и плут,
Обхамить кого-нибудь по-медвежьему,
Враз козла найдут, приведут и бьют,
По рогам ему, и промеж ему…

Не противился он, серенький, насилию со злом,
А сносил побои весело и гордо,
Сам медведь сказал: «Ребята, я горжусь козлом,
Героическая личность, козья морда!»

Берегли козла, прям как наследника.
Вышло даже в лесу запрещение
С территории заповедника
Отпускать козла отпущения.

А козел себе все скакал козлом,
Но пошаливать он стал втихомолочку,
Он как-то бороду завязал узлом,
Из кустов назвал волка сволочью.

А когда очередное отпущенье получал,
Все за то, что волки лишку откусили,
Он, как будто бы случайно, по-медвежьи зарычал,
Но внимания тогда не обратили…

Пока хищники меж собой дрались,
В заповеднике крепло мнение,
Что дороже всех медведей и лис
Дорогой козел отпущения.

Услыхал козел, да и стал таков:
Эй, вы, бурые,- кричит,- светлопегие.
Отниму у вас рацион волков
И медвежие привилегии.

Покажу вам козью морду настоящую в лесу,
Распишу туда-сюда по трафарету.
Всех на роги намотаю и по кочкам разнесу,
И ославлю по всему по белу свету.

Не один из вас будет землю жрать,
Все подохнете без прощения.
Отпускать грехи кому — уж это мне решать
Это я, козел отпущения.

В заповеднике, вот в каком забыл,
Правит бал козел не по-прежнему,
Он с волками жил и по-волчьи выл,
И рычит теперь по-медвежьему.
Владимир Высоцкий
+12

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
Дмитрий, всё так. Борьба за деньги и власть — это очень серьёзно. Никаки подарков не будет
+ 1
  • avatar
  • guest
  • 20 октября 2015, 19:49
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Документ